Проза современных авторов

Гордер Юстейн - Апельсиновая девушка

Гордер Юстейн - Апельсиновая девушка

Цитата:

Весь остаток вечера я думал о девушке в оранжевом анораке. Я всю жизнь прожил в Осло, но раньше никогда не встречал ее, в этом я был абсолютно уверен. Не менее уверен я был и в том, что сделаю все, что в моих силах, чтобы снова увидеть ее. Словно по мановению волшебной палочки она уже встала между мною и всем остальным миром.

Я сказал, что отец написал длинное любовное письмо, и мама, конечно, подумала, что это любовное письмо обращено ко мне, для нее иначе и быть не могло. Я объяснил, что отец написал это любовное письмо ей, Апельсиновой Девушке...

Гольман Иосиф - Отпусти кого любишь

Гольман Иосиф - Отпусти кого любишь

Цитата:

Ушла она тогда не только в бизнес, но и к небезызвестному Степану, местному «авторитету». Он за ней со школы ухлестывал, но со своими восемью классами не выдержал конкуренции с блестящим выпускником физтеха. А вот теперь, когда завод вместо ракет стал выпускать кастрюли, взял, стало быть, реванш.

Ангел беззвучно плакал, бессильно цепляясь окровавленными руками за торчащую рукоятку кинжала. Сейчас его лицо не было ни красивым, ни демоническим.
Обыкновенное лицо смертельно страдающего человека.

Голованивская Мария - Нора Баржес

Голованивская Мария - Нора Баржес

Цитата:

А я все не мог понять, почему ты так легко отдалась мне, бурчал он. Не относился долго к тебе из-за этого всерьез. И когда я иду на этот огонь, меня ничто не сдерживает. То есть во мне не звучит никакая струна, никакое правило, во мне вообще про это нет никаких правил. А потом стыдно. Во мне от этого рождается стыд.

Нора нелепо закончила разговор. Виноватая перед Заюшей, она металась по комнате еще стремительней, повторяя себе голосом, звучащим, как натянутая струна: «Виновата, простите, растратила, расплескала все свое умение быть, жить, мочь, простите меня, простите…»

Голованивская Мария - Двадцать писем Господу Богу

Голованивская Мария - Двадцать писем Господу Богу

Цитата:

На одном из искрящихся золотых куполов опоясывающая надпись: Распяв человека, приковав его к координатам времени и пространства, времени, проходящего на цыпочках, времени тихого, незаметного хозяина-гостя, и уносящего, словно пчела, нектар жизни, и пространства навязчивого, грубого, непреодолимого, насилующего, ты обрек несчастное, созданное тобою же существо, в особенности еще и тем, что лишил его какой бы то ни было цели, а потому и осмысленности, а потому и опоры, на мучения, рядом с которыми муки Христовы - детская забава. Странно, - подумал он, просыпаясь во сне, это строки из письма, которое я прочел всего несколько дней назад, из первого вскрытого мною письма.

Гиголашвили Михаил - Чертово колесо

Гиголашвили Михаил - Чертово колесо

Цитата:

Тут его внимание привлек старик на осле. Серый ослик шел прямо в гущу толпы, вызывая ее восхищенный гогот. Бронзовый старик в шутовском халате и чалме что-то кричал. В ответ кричали тоже.

В пещере шаман водрузил на очаг пузатый позеленевший чайник, в котором заваривал цветочный чай еще их Учитель.

Два выстрела, в живот и в лоб, по неосторожности?.. - скептически посмотрел майор. Эх, молодняк, всему учить вас!.. За неосторожность, кстати, срок дают.

Гиголашвили Михаил - Толмач

Гиголашвили Михаил - Толмач

Цитата:

Семь тридцать – это даже для ранней Германии рановато. По этому поводу бородатый анекдот есть: англичанин после Второй мировой спрашивает у немца: «Почему вы, проигравшие, лучше нас, победителей, живете?

Ничего. Просто вспомнили, что шестьдесят лет назад началась война между Германией и Советским Союзом. Как?.. Война же началась в 1939 году? – удивилась фрау Грюн.

Хороши стаканчики!.. Средневековые тяжелые рюмки из толстого кристаллического стекла. Пьем.

Страницы